Статьи

Здоровое развитие ребенка

У каждого ребенка есть естественная потребность быть вместе с матерью, быть понятым ею и восприня­тым ею всерьез. Он также вправе претендовать на ува­жение. В первые же недели и месяцы жизни ему нужно общение с матерью, нужна ее помощь, он связывает с ней определенные ожидания, вправе по-своему «рас­полагать ей». Кроме того, он хочет как бы «отражать­ся» в ней. Это превосходно описано Винникотом: мать держит на руках ребенка, она смотрит на него, он, в свою очередь, пристально вглядывается в ее лицо и об­наруживает там себя самого. Но это возможно лишь при условии, что мать действительно видит в нем ма­ленькое, беспомощное, единственное и неповторимое существо, а не собственные ожидания, страхи, планы относительно будущего ребенка, которые она проеци­рует на него. В последнем случае ребенок видит в мате­ри отражение не себя самого, а ее проблем. Сам он ос­тается без зеркала и в дальнейшем будет совершенно напрасно искать его.
Женщина, имевшая бондинг со своим ребенком, в гораздо меньшей степени склонна жестоко обращать­ся с ним и гораздо лучше может защитить его от жес­токости отца.
Под здоровым самосознанием я понимаю твердую уверенность в том, что переживаемые чувства и жела­ния являются составной частью собственного Я. Эта уверенность не есть результат рефлексии, она скорее подобна биению пульса, на который не обращаешь вни­мания до тех пор, пока чувствуешь себя хорошо.
Чтобы женщина смогла дать своему ребенку самое необходимое для жизни, ни в коем случае нельзя отни­мать новорожденного от матери. Выброс гормонов, пробуждающий и «питающий» ее материнский ин­стинкт, происходит сразу же после родов и продолжа­ется затем еще несколько недель благодаря растуще­му доверию ребенка к матери. Если же, чтобы избе­жать лишних забот или по незнанию, ребенка сразу за­бирают от матери, как еще совсем недавно делалось почти во всех наших родильных домах и до сих пор де­лается во всем мире, то тогда мать и ребенок упускают очень хороший шанс.
  Бондинг — визуальный и телесный контакт мате­ри и ребенка — сразу же после родов дает им обоим чувство общности, создает у обоих ощущение едино­го целого, которое в идеальном случае должно воз­никнуть еще в момент зачатия и развиваться по мере роста ребенка. У ребенка возникает чувство безопас­ности, без которого он не может доверять матери. Она же чувствует инстинктивное доверие со стороны ре­бенка, и это помогает ей понять исходящие от ребен­ка сигналы и реагировать на них. В дальнейшем такой близости между ними уже никогда не будет, поэтому жаль, что из-за ошибок и упущений бондинг оказыва­ется невозможным.
Основывающийся на данных научного анализа вы­вод о решающем значении бондинга был сделан совсем недавно. Можно, однако, надеяться, что эти данные учтут не только в специализированных родильных до­мах, но и в обычных больницах, и таким образом зна­ния об этом феномене получат широкое распростране­ние. 
    Женщина, которой история ее прошлого, вытеснен­ная в бессознательное, помешала познать радость кон­такта с ребенком, со временем может возместить сво­ему ребенку то, чего он был лишен. Она просто должна пройти курс психотерапии. Последствия тяжелых ро­дов она сможет компенсировать, если поймет, что пос­леродовой период очень важен для дальнейшей жизни ее ребенка, перенесшего душевную травму. Она также должна понимать, что такой ребенок с самого начала особенно нуждается во внимании и бережном обраще­нии. Иначе ему так и не удастся преодолеть страх пе­ред уже свершившимся.
Если же ребенку повезло, и он рос, видя в матери отражение себя и чувствуя, что мать заботится о его развитии, то в нем с годами может развиться здоровое самосознание. В оптимальном случае именно мать со­здает дружелюбную эмоциональную атмосферу и с пониманием относится к потребностям ребенка. Но не склонная к проявлению любви мать также может спо­собствовать развитию самосознания ребенка.     Она про­сто не должна препятствовать этому процессу. Тогда ребенок может получить у других людей то, чего ему не дала мать. Различные исследования показали, что ребенок обладает поразительной способностью ис­пользовать для своего развития эмоциональные пере­живания окружающих.
Это естественное состояние, помогающее понять собственные чувства и желания, позволяет человеку обрести внутреннюю опору и уважать самого себя. Он может жить собственной душевной жизнью, грустить, приходить в отчаяние и нуждаться в помощи, не боясь, что этим он выбьет у кого-либо почву из-под ног. Он может испытывать страх, если ему угрожают, и злить­ся, если его желания не удовлетворяются. Он знает не только чего он не хочет, но и чего хочет, и может это открыто высказать вне зависимости от того, будут ли его за это любить или ненавидеть.
Автор. Алис Миллер. Драма одарённого ребёнка




Получите скидку
Нажимая кнопку отправки вы соглашаетесь с
Политикой обработки персональных данных